Путин цыкнул на Грефа и Кудрина: Президенту не дают денег

Президент Российской Федерации Владимир Путин подвел промежуточные итоги исполнения национальных проектов в интервью ТАСС. Глава государства признал, что по нацпроектам ещё «не все сделано», однако добавил, что большой пласт работы уже проведен. Таким образом он прокомментировал своё предыдущее заявление о том, что население пока не почувствовало эффекта от этой программы.

Об этом сообщает Футляр от виолончели

«Из 38 задач, которые ставились на этот год, 26 исполнено. Остальные — нет. Но двадцать шесть-то сделано», — сказал президент. Он отметил, что нельзя сказать, что «первый блин получился комом».

Кроме того, Владимир Путин заявил, что для успешной реализации нацпроектов ему приходится постоянно держать своих подчинённых в напряжении.

«Во-первых, я должен всегда держать не просто руку на пульсе, я должен держать их всех под напряжением — тех, кто выполняет эти задачи. Да, нужно, чтоб потряхивало. Нужно, чтобы люди чувствовали свою ответственность. Должны быть под постоянным административным давлением и напряжением. Просто опыт работы мой, достаточно серьёзный, показывает, что стоит только это напряжение снять, сразу народ начинает в среднем расслабляться», — отметил глава государства.

Кроме того, Путин добавил, что результаты «не берутся с потолка и с неба, над этим надо работать, выделять соответствующие ресурсы». Хотя с выделением ресурсов иногда возникают проблемы.

Так, президент рассказал, что в некоторых вопросах ему пришлось «цыкнуть» на главу Счетной палаты Алексея Кудрина и главу Сбербанка Германа Грефа, а также на министров экономики и финансов, которые не хотели выделять средства на некоторые инфраструктурные проекты, например, на строительство кольцевой дороги вокруг Петербурга. Также Кудрин и Греф были против строительства моста на остров Русский, некоторых инфраструктурных объектов в Сочи.

Напомним, что в мае 2018 года президент подписал указ о развитии страны до 2024 года, который утвердил 13 нацпроектов России с общим бюджетом в 25,7 трлн рублей по трем направлениям: «Человеческий капитал», «Комфортная среда для жизни» и «Экономический рост». Предполагается, что они должны простимулировать развитие отечественной экономики и улучшить качество жизни граждан.

Однако по итогам прошлого года нацпроекты был выполнены только на 90 с небольшим процентов. 12 февраля премьер-министр РФ Михаил Мишустин поставил задачу разобраться с причинами, по которым выделенные в прошлом году на реализацию национальных проектов 148 млрд. рублей не были использованы.

Опрошенные «СП» эксперты считают, что подводить даже промежуточные итоги нацпроектов пока рано. Эффект от них станет очевиден не раньше, чем через несколько лет. И хотя сами проекты — это шаг в правильном направлении, без дополнительных мер они вряд ли способны вызвать серьёзный рост экономики и позволить выйти ей на темпы роста выше среднемировых.

— Нацпроекты действительно не полностью выполнялись, — комментирует заместитель директора Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. — Если президент говорит о том, что были выполнены 26 задач из 38, можно сказать, что план по нацпроектам был выполнен на 2/3. С точки зрения оптимиста это уже две третьих, с точки зрения пессимиста — всего две третьих.

Мне кажется, что можно согласиться с президентом в том, что и эти результаты неплохие. Задачи по нацпроектам не выполнены, а деньги не потрачены не потому, что их не хотели потратить, а потому, что в рамках развития антикоррупционного законодательства к ряду проектов очень жесткие требования. Чиновники не хотят подставляться и очень формально подходят к оценке антикоррупционной составляющей. В результате проекты часто стопорятся. Иногда это излишний бюрократизм, но мне кажется, что лучше, чтобы деньги дольше полежали, чем их использовали бы нецелевым образом.

Тем более что коррупционные схемы ведут, как правило, к тому, что деньги уходят за рубеж. Если бы они украли их и потратили внутри страны, это хотя бы стимулировало бы экономический рост. Но вывод средств за рубеж приводит к дырам в платежном балансе.

«СП»: — Принесут ли нацпроекты отдачу уже в этом году?

— Надеяться, что реализация нацпроектов сильно повлияет на текущие темпы роста экономики, не стоит. Отдача от таких проектов, как строительство дорог или больниц, будет в среднесрочном плане через 2−3 года. Конечно, сейчас трата средств тоже вызывают некий рост ВВП. Если потратить триллион, это вызовет рост с мультипликатором, который вряд ли превысит 0,5% ВВП.

Но при этом нужно иметь в виду, что траты вызывают укрепление реального курса рубля. А если нацвалюта укрепляется, у экспортеров выручка в рублях становится меньше, и экономика теряет. Происходит вытеснение экспорта в краткосрочной перспективе при наращивании бюджетных расходов. Допустим, мы нарастили ВВП на 0,5% за счёт бюджетных расходов, а эффект вытеснения отъел от них 0,2−0,3%.

Поэтому на текущие темпы роста выполнение нацпроектов повлияет двояко. Но в среднесрочном и долгосрочном плане, безусловно, благо, если у нас появятся новые мосты, больницы и дороги. Это будет приносить гораздо большую отдачу.

Ждать от нацпроектов чуда нельзя. В прошлом году темпы роста ВВП замедлились с 2,5% до 1,3%. Не нужно думать, что мы потратим дополнительный триллион и получим рост в 0,5−1% ВВП. Он может быть небольшим, и по итогам года мы можем не дотянуть до 2%, если не будет денежно-кредитной поддержки, то есть смягчения по ключевой ставке. Но она вряд ли будет быстро снижаться.

«СП»: — Почему?

— Потому что и так снижена до 6%. Угроза падения мировой экономики из-за коронавируса непредсказуема, а это значит, что возможно падение цен на нефть и дополнительный финансовый шок. На фоне дополнительных денег в экономике это может вызвать спекулятивную атаку на рубль, поэтому ЦБ не будет рисковать и идти на стимуляцию экономики в краткосрочном плане, подрывая её надежность.

«Черные лебеди» вроде коронавируса, которого никто не ожидал, или нового витка торговой войны между США и Китаем возможны. Поэтому ЦБ будет проводить консервативную политику, и мы вряд ли получим темпы роста, как в 2018 году. Скорее всего, остановимся в пределах 2%.

Глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич считает, что многие чиновники боятся выполнять нацпроекты, поэтому хотят «держать их в напряжении» необходимо, нужно также определить чёткие критерии оценки их деятельности.

— Какие-то цели достигается, можно не сомневаться. Другое дело, что уповать на нацпроекты, как на панацею, не стоит. Даже согласно исследованиям Института народного хозяйства и прогнозирования, откуда вышел первый вице-премьер Белоусов, при самом лучшем исполнении нацпроекты добавят к экономике России от 0,5% до 1%.

Нацпроекты — это необходимое, но недостаточное условие для развития экономики. Их необходимо реализовывать, но останавливаться на них нельзя. Хотя, конечно, по сравнению с тем безобразием, которое происходило долгие годы до этого, когда у нас были десятки целевых программ, не связанных и зачастую противоречащих друг другу, поэтому фактически можно было ничего не исполнять, это большой шаг вперед. В нацпроектах просто структурировали по целям бывшие федеральные целевые программы, взяли ядро, и возникла некая основа, которую можно проверить и от которой трудно будет отклониться. Раньше в этих программах царил полный хаос.

Нацпроекты — это шаг в правильном направлении, но он требует дальнейшего совершенствования. Необходимо внедрить закон о стратегическом планировании, который давно лежит под сукном. Экономике нужно придать осмысленный характер, чтобы было понятно, куда она движется, и какими показателями её оценивать.

Так что нацпроекты — это хорошо и правильно, но думать, что они обеспечат экономический рост здесь и сейчас, не надо.

«СП»: — А почему выполнены было только две трети из запланированных задач?

— Возникает проблема с финансированием, но не в том плане, что нет денег, напротив. Выяснилось, что они есть, но никто не хочет их брать, что звучит дико, потому что обычно все как раз хотят взять деньги и потратить. Изучая эту тему, я обнаружил, что этот феномен возник не просто так.

Во-первых, во многих нацпроектах предусмотрено софинансирование. Деньги даются только в том случае, если одновременно привлечены деньги частных инвесторов или госкорпораций. Безусловно, это не всегда возможно. В некоторых случаях эти инвесторы не находятся, и деньги из бюджета тоже не выделяются.

Второй момент в том, что нацпроект привязаны к определенным показателям, касающимся уровня жизни, обеспеченности социальными услугами. Но предусмотренное финансирование может не совпадать с необходимыми затратами, чтобы выйти на эти показатели. Регионы могут оказаться в ситуации, когда они не в состоянии профинансировать программу в нужном объёме. Поэтому они предпочитают не делать ничего.

Наконец, третий момент в том, что нацпроекты часто построены таким образом, что исполнители, то есть те, кто отвечает за них, не всегда могут контролировать эти показатели. Зачастую это вне их возможностей, что подрывает их решимость в реализации программ. Поэтому необходима конкретизация оценки результатов в тех случаях, когда не все зависит от исполнителей или показатели носят абстрактный характер и являются суммой деятельности многих субъектов.

Надеюсь, что все эти проблемы будут постепенно решаться, и нацпроекты будут приобретать более отчетливый характер, конкретизироваться в более приближенные к реальности документы.

Новости мира: Тегеран готов вести с Минском переговоры о поставке нефти по заниженным ценам



Источник: “https://svpressa.ru/economy/article/258123/”

Сайт продается

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]